Независимый строительный портал Независимый строительный портал
Он-Лайн тех.поддержка
Поиск по сайту производится «Яндексом» Искать
Контактная информация:
Электронная почта:reklama@nsp.su
Главная страницаНовости
Поиск производителя
Местанахождение
Производитель
Искать в радиусе
Искать
ПАРТНЕРЫ
АВТОРЫНОК

Цементная отрасль в России: что с ней сегодня происходит?

Количество просмотров: 108

13.02.2020

Цементная отрасль один из тех промышленных секторов, которые наглядно отражают общее состояние российской экономики: с одной стороны, есть передовые производства, с другой – многим устаревшим мощностям нужна модернизация.

Фраза о том, что цемент – хлеб строительства, давно стала банальной, но от этого нисколько не потеряла своей актуальности. Сегодня Россия много строит, но хочет строить гораздо больше. Эти планы напрямую отражаются, в том числе на состоянии цементной отрасли. О том, что в ней происходит, читателям поведает наш сегодняшний собеседник, коммерческий директор компании LafargeHolcim Россия Екатерина Молодцова.

 

– Каковы результаты производства цемента в России за 2019 год в сравнении с аналогичным периодом прошлого года?

– Рост производства и потребления составил 7%. При этом мы видим разную динамику в федеральных округах. Практически все растут, за исключением Приволжского федерального округа, где потребление и производство сократились.

– Почему такие тенденции в Приволжском федеральном округе?

– Я думаю, это связано с завершением больших проектов в рамках подготовки к чемпионату мира по футболу. Тогда существенные инвестиции со стороны государства были сделаны в городскую инфраструктуру, строительство стадионов (в ПФО их появилось больше, чем в других регионах) и коммерческую недвижимость.

– В связи со вступлением в силу новых правил строительства жилья с 1 июля прошлого года есть ли у вас какая-то уже статистика по применению цемента?

– Мы видим рост. Он связан с тем, что закон вводится постепенно и у девелоперов есть возможность достраивать объекты еще по старому способу финансирования. В Москве основные застройщики переходят на новые схемы довольно безболезненно, так как у них есть договоренности с крупными банками. Для небольших девелоперов проектное финансирование может стать критичным для продолжения бизнеса, и после консолидации отрасли останутся жизнеспособные застройщики, особенно в регионах ПФО.

– Есть ли статистика по применению цемента в России: больше его используют физические или юридические лица?

– Безусловно, юридические лица, в первую очередь, в жилищном строительстве. Доля же физических лиц очень маленькая. Россия с точки зрения потребления относится к развитым странам. У нас распространено индустриальное домостроение, поэтому доля частника небольшая. При этом сектор коттеджных поселков развивается, но даже их строят профессиональные строительные компании.

                             *********

Екатерина Молодцова: «Всего в стране насчитывается свыше 50 заводов. С точки зрения мощностей, примерно половина из них – устаревшие мощности, построенные в советское время по старому мокрому способу производства».

                            **********

– Ученые говорят, что в ближайшей перспективе от использования цемента в качестве компонента бетона никуда не уйти. Сейчас его потребление в мире около 5 миллиардов кубических метров, ожидается рост до 7. Россия вообще в этих плюс 2 миллиарда кубов как-то учитывается? Какие тенденции у нас вообще?

– Основной мировой тренд сегодня – урбанизация, люди массово переезжают в города. Для России этот тренд также актуален, развитие высотного жилищного строительства и инфраструктуры мы наглядно видим по темпам роста Москвы. Потребление бетона, безусловно, увеличивается: он является вторым по объёму потребления веществом в мире после воды. Пока в мире нет альтернативного материла, который бы соответствовал требованиям современного строительства: скорости, экологичности и доступности.

– То, что выпуск цемента в России растет, это хорошо, но возникает вопрос экологии, а он связан со способом производства продукции – мокрым и сухим. Сколько у нас заводов работают по тому и другому методу? И какие из них наиболее экологичны?

– Всего в стране насчитывается свыше 50 заводов. С точки зрения мощностей, примерно половина из них – устаревшие мощности, построенные в советское время по старому мокрому способу производства. Некоторые из них проходят сегодня определенную модернизацию.

                          **********

Екатерина Молодцова: «Если говорить про экологические аспекты производства цемента, то стоит отметить, что сегодня наша индустрия способна внести свой вклад в решение одной из самых острых социальных и экологических проблем обращения с отходами».

                           **********

У нашей компании одни из самых современных цементных заводов в России, работающих по сухому или полусухому способу производства. Группа LafargeHolcim инвестировала 250 млн. евро в установку новой технологической линии на заводе по производству цемента в городе Вольск (Саратовская область). Инвестиции в Вольский цементный завод позволили сократить уровень выбросов на 30%, а благодаря современному высокоэффективному пылеулавливающему оборудованию достигнут минимальный объем выбросов пыли. Проект входит в число крупнейших инвестиционных проектов, реализуемых Группой LafargeHolcim в мире.

Если говорить про экологические аспекты производства цемента, то стоит отметить, что сегодня наша индустрия способна внести свой вклад в решение одной из самых острых социальных и экологических проблем обращения с отходами.

– Каким образом?

– Речь идет о технологии утилизации отходов при производстве цемента на цементных заводах. При этом мусор выступает как альтернативное топливо для производства полупродукта цемента — клинкера. На предприятиях LafargeHolcim в среднем по миру процент замещения ископаемого топлива альтернативным составляет 58%, в принципе современные цементные заводы могут замещать до 100%. В России с 2015 года мы утилизируем остатки сортировки ТКО на заводе в п. Ферзиково Калужской области, на Щуровском заводе в Коломне утилизируем отработанные шины.

                              **********

Екатерина Молодцова: «Глобально Группа LafargeHolcim ставит для себя цель на 40% сократить выбросы CO2 в 2020 году (по сравнению с 1990 годом). В России мы уже сократили выбросы углерода на 26%».

                              **********

Суть процесса в том, что температура в печи для производства цемента доходит до 2000° C, органика разрушается полностью, а минеральная фракция становится частью клинкера, из которого потом делают цемент. На выходе, таким образом, не остается ничего. На мусоросжигательном заводе температура сжигания мусора составляет менее тысячи градусов. Не все виды отходов можно уничтожить и остается не менее 20% золы, которую надо потом утилизировать. На цементном заводе – нет. Работа печей обеспечивает безопасные условия сгорания, более чем достаточные для разрушения даже стойких органических соединений.

                            **********

Екатерина Молодцова: «Всего же Россия ввозит из-за рубежа 1436 тысяч тонн или 2%».

                            **********

Если же говорить о воздействии на окружающую среду, то, во-первых, применение альтернативного топлива позволяет сохранить существенные объёмы ископаемых ресурсов (газ, уголь), во-вторых, отходы, содержащие биомассу, считаются нейтральными по выбросам CO2, поэтому применение альтернативного топлива – один из основных способов снижения выбросов CO2 в производстве цемента. В России и Европе такой способ утилизации признан наилучшей доступной технологией.

– Недавно Россия ратифицировала парижскую конвенцию. Как это повлияет на цементное производство в стране?

– В Европе эта тема уже давно в повестке дня. Как у международной компании у нас есть некоторое преимущество в этом вопросе: мы знакомы с опытом наших европейских коллег, которые покупают достаточно дорогие квоты на выбросы. Преимущество получают заводы с сухим способом производства, менее энергоемким. Глобально Группа LafargeHolcim ставит для себя цель на 40% сократить выбросы CO2 в 2020 году (по сравнению с 1990 годом). В России мы уже сократили выбросы углерода на 26%.

Какова доля импортного цемента в России?

– Она небольшая. Основной импорт идет из Белоруссии в Центральный федеральный округ и Санкт-Петербург. Есть турецкий цемент, но это в основном специализированные марки. Всего же Россия ввозит из-за рубежа 1436 тысяч тонн или 2%.

– Известно, что у нас введена обязательная сертификация цемента. Многие говорили, что теперь не будет контрафакта. Но контрафакт как был, так он и есть. Хотя, конечно, сертификация помогла, но все проблемы не решила. Почему?

– Мы сделали только первый шаг. Пока введена только сертификация цемента как основного элемента сырья для производства бетона. Для улучшения качества применяемых строительных материалов целесообразно ввести обязательную сертификацию для всех конечных продуктов на основе цемента: готовых бетонных смесей, сухих строительных смесей, бетонных и железобетонных изделий. Мы организуем свой бизнес по самым высоким стандартам и заинтересованы в том, чтобы гарантия качества строительных материалов была общей и унифицированной.

Действующую систему сертификации цемента мы считаем абсолютно работоспособной и доказавшей свою эффективность с момента введения обязательной сертификации цемента. Она позволяет обеспечить контроль качества выпускаемого цемента для всех участников рынка вне зависимости от объемов производства и географического положения компаний.

– Насколько строительная химия удовлетворяет потребности цементников? Все ли делается в России или что-то еще продолжаете завозить?

– Не вся. Мы работаем в этом направлении с российскими компаниями и, в принципе, находим российские аналоги. Например, интенсификатор помола, который мы используем для увеличения производительности мельниц и улучшения качества продукта. Это фактически научно-исследовательская работа, которую мы ведем на каждом своем цементном заводе. Наша главная задача – повысить эффективность производства и при этом обеспечить качество конечного продукта. Так как для нас конечным продуктом является бетон, каждый новый продукт мы тестируем в своей бетонной лаборатории.

– Что сегодня выбирает потребитель – лучшее по качеству или дешевую цену?

– Есть разные клиенты. Я могу сказать только про наших. Это, безусловно, компании с надежной репутацией, нацеленные на долгосрочное развитие бизнеса. Они находят некий баланс между ценой, стабильным качеством и, что немаловажно, стабильностью поставок, которые напрямую связаны с логистикой и производством. Мы можем гарантировать все эти составляющие.

– Марку цемента для высокопрочных бетонов мы производить можем?

– Да. Сейчас мы рассматриваем наше решение в области высокопрочных бетонов для дорожного покрытия и для ремонта мостов. В России остро стоит вопрос с ремонтом огромного количества старых мостов, построенных ещё в советское время. Есть два варианта: либо мы их демонтируем и строим заново, либо мы находим способ усилить конструкции и отремонтировать их. Во всем мире с 1998 года мы активно применяем сверхвысокопрочный бетон Ductal. Согласно международной классификации, его класс начинается с прочности на сжатие от 135 МПа и достигает 250 МПа. Ежегодно с его применением реализуется более 800 объектов по всему миру.

Минимальный срок внедрения материала такого класса в нашу строительную отрасль может составить 5-7 лет, а стоимость – не менее 30-40 млн рублей, не считая понесенных затрат на производственное оборудование. Всё это ложится на плечи производителя. Сегодня мы предлагаем инновацию, но учитывая срок её внедрения в России, она уже перестанет быть таковой. На сегодняшний день существует разрыв между российской нормативной базой и применяемыми во всем мире современными строительными материалами. Из-за отсутствия стандартов проектировщики не могут использовать в проектах высокопрочные бетоны с прочностью на сжатие свыше 100, которые востребованы как в многоэтажном строительстве, так и в инфраструктурном. В США, например, проблему с аварийными мостами решили именно с применением нашего материала.

– В 2019 году прошел Второй китайско-российский экономический форум, где обсуждались вопросы строительства высокоскоростной магистрали. Китайцы рассчитывают сделать своей проект через Казань в западный Китай. Если на первом форуме они уверяли: «У нас денег нет», то сейчас обещают их найти. В том числе они намерены строить мобильные бетонные заводы для производства высокопрочного бетона. Мобильный завод технологически способен производить высокопрочный бетон?

– Более того, я могу сказать, мировой опыт и опыт LafargeHolcim дает положительный ответ. Вопрос даже не в оборудовании, а в качестве работы. Мобильные РБУ с точки зрения дорожного строительства обеспечивают качество продукта. Параметры бетонной смеси зависят от целевых материалов и того, как подобран состав бетона, выдерживается технология его производства. Дальше это вопросы транспортировки и укладки, поэтому нам проект в Казани очень интересен именно с точки зрения потребления цемента. В случае реализации этого проекта мы готовы установить РБУ. Я думаю, что и китайские строители готовы, они в этом вопросе очень оперативны и эффективны. Мы с ними сотрудничаем в одном из приоритетных для нас сегментов по строительству московского метро.

– Как влияют, если вообще влияют, экономические санкции на цементную промышленность в России?

– На цементную промышленность никак не влияют. Экономические санкции – это некая данность, в которой мы живем уже несколько лет. Экономика и все игроки рынка уже приспособились к этому. Я бы скорее сказала, что санкции влияют на экономику в целом, в первую очередь с точки зрения доступности кредитов. Когда их становится меньше, люди меньше инвестируют, и поэтому меньше развивается экономика, в том числе строительство. А уже по цепочке мы приходим в зону потребления цемента.

Мы не производим свое оборудование для новых заводов, мы его ввозим из-за рубежа?

– Да, не производим, но на ввозимое оборудование санкции не распространяются.

– Теперь о нашей постоянной беде – о дорогах. У нас этот вопрос сдвинулся с места, мы увидим дороги с цементобетонным покрытием?

– Мы ведём большую работу в этом направлении. В феврале прошлого года Дмитрий Медведев поручил Минтрансу России представить в правительство предложения по увеличению объемов строительства цементобетонных дорог с учетом оценки их экономической эффективности. Минтранс в своих предложениях в целом признал экономическую целесообразность таких дорог в рамках жизненного цикла. Вместе с тем было отмечено, что для увеличения объёмов цементобетонных дорог нужны изменения в Градостроительном кодексе, позволяющие учитывать оценку экономической эффективности проектных решений в течении всего срока службы автомобильной дороги.

Намечен один крупный частный (Казахстан-Европа, «Меридиан») и несколько ГЧП проектов с обязательным сравнением вариантов асфальтобетонных и цементобетонных покрытий. LafargeHolcim на сегодняшний день участвует в проектировании 50 км дорог в Калужской области, 20 км из которых будет строиться с цементобетонным покрытием.

– Росавтодор никакого участия в этой работе не принимает?

– Технологии укрепления грунта минеральным вяжущими приняты Федеральным агентством Росавтодор в качестве обязательных при проектировании новых объектов. Это позволит расширить потенциальный рынок вяжущих.

– В Казахстане от границы Китая до границы Оренбургской области такая дорога построена. Выходит, они быстрее разработали нормативы?

– Да. Так же как в Белоруссии.

– От чего это зависит? От того, что там большое количество людей принимает участие в разработке нормативов?

– Прежде всего от политической воли. Как только в Белоруссии было принято решение строить цементные дороги, то очень быстро были адаптированы европейские стандарты строительства дорог.

– К 2024 году мы должны строить 120 млн кв. м. жилья. Ранее аналитики ЦБ выпустили доклад, который ставит под сомнение выполнение этой цели, потому что промышленность не способна производить в таком объеме строительные материалы. Цементная отрасль с этой задачей справится?

– Справится. Я уже упоминала, что существующие мощности превышают спрос и, например, в Приволжском федеральном округе цементные заводы не загружены полностью. И с точки зрения производства бетона я не вижу тут больших трудностей. Производители строительных материалов с этой задачей справятся.

– Чем вы порадуете своих потребителей в 2020 году?

– Мы ставим перед собой цели по стабильному повышению качества продукта, что в свою очередь, поможет нашим клиентам обеспечивать высокое качество своей продукции: бетона, газобетона, ЖБИ изделий, сухих строительный смесей. Также мы видим потребность в высокомарочных цементах для инфраструктурного строительства, поэтому запускаем на заводе в Калужской области новый высокомарочный цемент. LafargeHolcim создает линейку сухих строительных смесей под брендом Holcim, так как наша цель стать лидером не только в цементном производстве, но и в производстве строительных материалов. В прошлом году мы запустили в сегменте сухих строительных смесей три продукта, в 2020 планируем расширить линейку до пяти. Последнее направление касается сверхвысокопрочного фибробетона Ductal: планируем испытать две новые технологии совместно с нашими партнерами. Если наши пилотные проекты на небольших объектах окажутся удачными, то мы готовы будем расширять выпуск.

Беседовал Александр Гусев


Добавить комментарий 

Новости по темам: Цемент -> Аналитические обзоры




Новости по этой теме:

ВХОД ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ

Вход     Регистрация

ОБЪЯВЛЕНИЯ

АРХИВ НОВОСТЕЙ
2020
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
Январь
Февраль
Март
Апрель
Май
Июнь
Июль
Август
Сентябрь
Октябрь
Ноябрь
Декабрь
Редакция: editor@nsp.su
Общие вопросы: info@nsp.su
Реклама: reklama@nsp.su
Реклама   |   О нас   |   Карта сайта


При использовании материалов сайта ссылка (hiperlink) обязательна
Copyright© 2006 - 2020. NSP.SU.
All rights reserved.
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100